Jenny (jennifer_hot) wrote,
Jenny
jennifer_hot

Categories:

Легендарный. Часть 4 (последняя)

Пожалуй, история про Севастополь – самая длинная в моем блоге под тегом «путешествия». Вот цепануло так цепануло.

***
После одной из тренинговых игр Наталья Геннадьевна спрашивает: «Кто считает, что мы зря потратили время?». Я и еще один парень поднимаем руки. Зачем?
Я была на разных форумах, слетах, съездах, тусовках и т.д. и везде были тренинги-тренинги-тренинги, которые отнимали кучу времени. Наверное, я просто от них устала... Но я не сказала, что мне это не нравится. Я, как весьма игривый человек, очень люблю такие штуки. Это восполняет мою потребность в постоянном наблюдении за людьми, изучении их… Но не больше.
Как правило, все игры на сплочение заканчивались только первоначальными положительными эмоциями, переросшими затем в псевдодружбу в социальных сетях, постепенным забыванием друг друга, а потом отфренживанием. То есть польза от них разовая: мы должны дружить здесь и сейчас. Что будет потом – пофигу. После всех игр я до сих пор не могу понять, подружились ли мы в итоге…
Главный и весомый плюс – раскрепощение. Нужно общаться, нужно открываться. Если мне этого не требовалось, поскольку моя душенька была нараспашку, то многим ребятам это было необходимо. С некоторыми мне очень сложно было контактировать из-за какой-то их закрытости, стеснительности. Получается так, что для меня тренинги – некоторая трата времени, а для других они были очень даже важны.

Дожди
Однажды меня не разбудило солнце. Открыть глаза помог будильник. Было пасмурно. Оптимистичный физрук сказал, что до конца нашей смены мы солнца не увидим. Вот так да… У меня с собой нет ни джинс, ни толстовки, ни куртки какой-нибудь. Не парюсь, поскольку выживала и не в таких условиях.

***
Внезапно на меня находит невероятное вдохновение. Если я начинаю писать стихи, значит я – на его пике, что большая редкость. Начинаю уединяться с блокнотом и чушь прекрасную писать. Хитрец-Севастополь. Что делает со мной…

***
Мы отправились в Национальный музей героической обороны и освобождения Севастополя, чтобы посмотреть на знаменитую панораму, единственную в Украине. Панорама «Оборона Севастополя 1854-55гг.» - огромна и была открыта в 1905 году. К 100-летнему юбилею обороны Севастополя была произведена реконструкция, и то, что мы увидели в музее, порадовало глаз и разум. Но, честно сказать, ничто не могло меня впечатлить больше первых экскурсий на Сапун-гору и 35-ю батарею. Я уже зевала, бродила и не так активно слушала экскурсовода Максима, который на прогулке по Историческому бульвару под дождем рассказывал нам о Льве Николаевиче Толстом, служившем на 4 бастионе. Да много о чем он нам рассказывал. И это была последняя встреча с ним… Покаталась на колесе обозрения. Без всякого удовольствия почему-то. Как будто это происходило со мной не впервые, как будто я где-то видела эти пейзажи. И как будто они меня не вдохновляют.

***
За эти три дождливых дня я промокала насквозь без счету раз. И мне это нравилось.
- Заболеешь, - говорили мне. Но когда я болела от счастья?

***
 Наталья Геннадьевна спрашивает: «Кто читал «Севастопольские рассказы» Толстого?». Пара человек поднимает руки. «Хорошо, - продолжает она. – Кто начал читать?». Рук уже больше, среди них моя. Я закачала рассказы себе в электронную книгу и начала читать в поезде на пути в Севастополь, но прочитала лишь одну главу, поскольку события, разворачивающиеся в поездке, показались мне интереснее.
Вдохновленный Игорь купил книгу в Севастополе, в поезде на обратном пути мы с Аней читали ее. Так я и не дочитала, но смысл понятен: несмотря ни на что, наши соотечественники, спасая Крым, не хотели сдаваться. И даже проигравши бой, остались сильными духом.
(Я начинаю чувствовать, что пишу скучно и занудно)

***
Однажды случился ночной тренинг. Не буду рассказывать, в чем заключалась игра, но мы ходили с завязанными глазами. У меня тогда обострились все чувства, и я была счастлива, когда такие же «ослепшие», как и я, бродили, тихо разговаривали, шептались и прикасались ко мне. Я сама с большой радостью облапывала всех участников и организаторов. Я явно маньячка.
После этого тренинга не могла уснуть. Загрузилась. Не над тем, что я не патриот или что-то в этом духе (как могут подумать те, кто считает мою поездку никчемной и мои россказни здесь – пиаром проправительственных шняг), а над собой. Над своим эгоцентризмом, эгоизмом и прочим эго. Никогда бы не могла подумать, что вместе с душой компании во мне живет самолюбивый отшельник. Хотя, периодически устремляясь к одиночеству, я это предполагала. Ночной тренинг стал открытием для меня как отдельной личности.

***
В один день приключился поход. Мы вооружились палатками – собирались ночевать в горах. Воодушевленные тем, что «Ура, приключения!», мы с мелкой Ксюшкой понацепляли на свои рюкзаки все эти снаряжения, а потом с радостью расставляли палатку на поляне. Красивые пейзажи, удивительной красоты горы шептали мне: «Женька, будет круто. Давай, развлекайся».




И ливень всё испортил. Фиг знает, почему наши палатки промокли, и расстилать в них спальники стало невозможно. К счастью, в месте, где мы расположились, были домики для ночлега, но их надо было искать по всему лесу, что и начали делать ребята. Мы с Ксюшкой немного замешкались и поздно спохватились с поиском домиков. Естественно, многие ребята заняли все места и не хотели нас двоих пускать в свое личное пространство. Ксюшка расстроилась, говорит: «Твои друзья заняли первыми домик, я им не нужна, пойду искать сама себе жильё» и убегает. На улице ливень. Я в легком шоке. Бред какой-то. Не хочется заморачиваться. Догоняю малышку, призываю заселиться с ребятами, наперекор им, и на ее упорство говорю, что в противном случае буду искать «жилье» вместе с ней и никуда ее одну не отпущу. И, промокшие до нитки, мы бродим вокруг озера и не можем найти кров. Мы такие не одни. Снежинцы тоже шатаются под дождем.    Тем временем в одном из домиков одна компашка играет на гитаре, в другом расположились под одеялом парочки, в третьем развернулась игра в карты, в четвертом просто кричат: «Занято!». Настроение постепенно начало скатываться к нулевой отметке. Мы офигенно альтруистичны и офигенно сплоченные. Идиотский какой-то поход, и не дай Бог из-за меня заболеет ребенок! Я иду и думаю о самом худшем, а Ксюшка держит меня за руку и указывает в какие-то мокрые кусты: «Мы там еще не были, пошли туда, может там есть домик?».
- Ты правда этого хочешь? – спрашиваю. – Мы ужасно мокрые… Ты хочешь еще залезть в эти колючки и месить грязь?
- Не знаю, как ты, а я пошла, – говорит Ксюнька, и я следую за ней. Мои драгоценные беговые кроссовки превратились в какие-то калоши, окутанные грязью, и я взирала на них с особой долей жалости. Футболку можно было смело выжимать, а с волос на лицо ручьем текла крымская дождевая вода. Было немного кайфово, но вот за Ксюшку я сильно переживала.
- Всё, - командую. – Идем к нашим. Нечего здесь делать!
Упертая Ксюша на этот раз меня послушалась, и мы вернулись к нашему лагерю. Я ожидала этих взглядов. И, мне кажется, читала мысли: «Эта кретинка таскает за собой ребенка под проливным дождем». Ксюху быстро укутывают в одеяло и уводят к костру. Я перевожу дыхание и спрашиваю у промокших ребят, прятающихся под тентом:
- Ну и какие планы?
- Как какие? Всё, мы уезжаем обратно. Автобус вот-вот приедет.
Логично, ведь проливной дождь не прекращался часа два. До моего мозга доходит информация, что где-то там, в лесу, в домиках, сидят ребята и даже не подозревают о том, что мы собираемся уезжать. Выбираюсь из-под тента и бегу в лес, периодически поскальзываясь в грязи. Немного недоумеваю, почему всем ни до кого нет дела? Понятно, что люди все взрослые, но… почему?! Я заглянула в каждый домик, обламывая некоторым парочкам важные занятия (и в мыслях дерзко гогоча), кого-то удивила, а кто-то уже знал об отъезде и собирал вещи. Когда я вернулась обратно, мне хотелось уснуть прямо здесь, в луже.


Дождик стих. Палатки собраны. Идем караваном к автобусу. Ксюшку увезли на машине в пансионат, и я молюсь, чтобы с ней все было в порядке и она не заболела. Засыпаю в автобусе. Мокрая, замерзшая и ужасно грустная. Мне не хочется ни с кем разговаривать. Чуть позже я приму душ, закроюсь в своей комнате, усну.
День был отвратительным. Несмотря на банкет и шашлык, дискотеку и хорошее настроение ребят. А с Ксюшкой было всё в порядке. Она первая меня, всю печальную, навестила.

***
Следующий день был не менее печальным. Я утомилась от тренингов, пасмурная погода топтала мою изголодавшуюся по позитиву душеньку. Казалось, что все вокруг какие-то аморфные и вялые,  и что жизнь опять превращается в серость. А ведь я еще не приехала домой… Где солнце, блин?!
И лишь предстоящий лирический вечер постепенно возвращал меня в прежнее состояние утонувшей в эйфории девчонки. Я написала там еще одно стихотворение. Может быть, позже выложу.
***
В холле лежат одеяла, на которых мы удобно расположились. В центре – круг из свечей. Романтика… Ребята читают стихи любимых поэтов, поют под гитару, я, раньше стеснявшаяся кому-либо читать свое творчество, с огромным удовольствием зачитала свои стишки. Мы сидели в этой атмосфере  два часа. Кто-то заснул, тихо сопя. Меня очень приятно удивило то, что желающих прочитать стихи и спеть было много. Всё налаживается. Я улыбаюсь. Настроение хорошее. Следующий день будет особым – у нас состоится прощальный вечер.
***
Каждый день заполняю выданный нам дневник. Вырисовываю там индикаторы настроения, героев дня, шаги успеха, мотиваторы. Саша смеется: «Ты говорила, что эта тетрадка – детский сад, а сама не выпускаешь ее из рук».
Она оказалась очень полезной. С особым трепетом я ее сейчас листаю, анализирую. У меня там написано: «Я хочу, чтобы на этих сборах мне повезло». Сбылось… Вообще, в этом волшебном городе сбывались все мечты. Не только мои.

Последние мгновения
Последняя экскурсия по Крымским красотам. Мы едем в автобусе, любуемся на горы. Я забываю их название. Я вообще забываю всё, что мне говорят. Похоже, близок загрузочный момент. Мы заезжаем на родник на Форос,  в Храм Воскресения Христова,  с мелкой ставим там свечи, прикасаемся к иконам, слушаем церковные песнопения, затем едем в Алупку, смотрим на Ай-Петри, Воронцовский дворец. Нам показывают какие-то горы в виде кошки, какой-то Драконий туннель…














Я трачу оставшиеся гривны на фенечки, чай, еще какую-то фигню… Мы мокнем под ливнем, я прячу фотоаппарат в рюкзак. И начинается перезагрузка…
***
Команда Саров-Лесной делает шарик-шоу. Мини-конкурсы для каждого участника. Я ничего не отражаю. Объятия Севастополя ослабевают, такое ощущения, что я его держу за мизинчик, и хочется сказать: «Не отпускай…».
И вот я уже раздаю всем по маленьким свечкам. Это прощальный огонек, который Наталья Геннадьевна доверила вести мне. Я снова дурачусь, чтобы не выдать свою тоску. Через несколько минут будет очень грустно. Зажгутся свечи, и мы предадимся воспоминаниям.
Все подходят друг к другу со свечами, говорят что-то приятное, капают воск на руку. Кто-то сохранит потом этот комочек воска. Кто-то выбросит. Кто-то идет, плачет. Мелкая меня обнимает, ревёт. «Чё ревешь-то? – говорю. – У тебя еще в жизни знаешь сколько таких Жень будет…», а она всё равно утверждает, что не забудет меня. Забудет. Это точно.
Мне говорят: «ты веселая», «ты жизнерадостная», «я такую девчонку не встречал», «ты позитив», «тебе надо быть серьезней», «пора взрослеть». Объятия. Трогательно. У меня получилось.
Позже я буду рассказывать одному приятному моей душе человеку о том, что этот слет, как и все слеты, на которых я бывала, забудется. Одно событие сменится другим… Сейчас сижу, прогнозирую. Нет. Я даже в блоге об этом событии написала чрезмерно много, у меня на работе на рабочем столе ноутбука – наше общее фото. Я никогда не страдала подобным фанатизмом. Максимум, что было на моем рабочем столе – портрет доктора Хауса, доктора Лайтмана и значок Windows.
***
Ночь предназначалась для рисования плакатов для следующей смены «Отечества».


***
Закрытие слёта. На торжественной линейке мы говорим прощальные слова. Нам дарят дипломы. Мы показываем рисунки и отдаем их организаторам. Новоуральск читает рэп. Я зависаю. Ксюшка исчезла после завтрака, а я ее даже не обняла на прощание… Я не заметила, как она упорхнула в свой Заречный.
***
Едим торты. Прощаемся с первыми отбывающими – Снежинском и Лесным. Они уедут, и все разбегутся, кто куда. И всё затихнет. Мы с ребятами из Сарова пойдем на море, я буду фоткать последнее купание.


Я буду прощаться с морем. Начнется гроза. Я решу промокнуть. Я вернусь в пустой пансионат. Посижу на скамеечке. Посижу на диванчике. Полежу на кровати. Поброжу по коридорам. Послушаю крикливых чаек.
Трое ребят из Сарова вынесут наши сумки. Больше в пансионате никто не подаст нам признаков жизни. Как будто тут ничего и не было несколько дней назад. Мы сядем в машину. Вокзал.
***
- Легендарный Севастополь, неприступный для врагов, Севастополь, Севастополь, гордость русских моряков, - поём гимн. Зачем я его выучила?! И мы его бесконечно поем. И на перроне, и в вагоне поезда Севастополь-Москва, и в Москве… И в Екатеринбурге, и в Новоуральске…
***
Наш поезд еще не ушел, я бросаю вещи, выбегаю из вагона, и снова оказываюсь на Севастопольской земле. Намокли глазки. Бабушка торгует лавандой. Покупаю у нее кустик на оставшиеся гривны, разговариваю. Она родилась здесь, в Севастополе, здесь выучилась, проработала всю жизнь. Любит свой город, гордится им.
- Вы не похожи на московских, - говорит она. – Вы попроще…
Проводник загоняет нас в вагон. Прощай, Севастополь. И я отпускаю мизинчик. Разворачиваюсь. Шагаю вперед.

Дорога
Я не помню дорогу до Москвы. Я зависла, отдавшись воспоминаниям. В Москве у нас было 4 часа, чтобы добраться от Курского вокзала к Ярославскому и погулять. Наша команда разделилась – Ксюша с Сашкой засели в каком-то кафе с вайфаем, а мы с Аней и Игорем пошли гулять. В Макдоналдс мы зашли, конечно, зря…
***
Утро в поезде Москва-Владивосток. Открываю глаза и вижу с верхней полки синие береты. Омские дембеля-ВДВшники заселились к нам с Костромы. Один из них читает рэп под минус на мобиле. Позже выяснилось, что это Саша по прозвищу Скляр, он пишет рэп и музыку  к нему. Позже мы с ним зафристайлим.
Дорога выдалась сложной, болезненной, жаркой, но веселой. ВДВшники скрасили нашу тоску, а я, чтобы они мне спать ночью не мешали, помогла им избавиться от выпивки. Мы будем горланить песни под гитару на весь вагон, и нам никто ничего не скажет.
***
Прошло три дня дороги. Екатеринбургская жара напоминала о радостных севастопольских днях, за которые я пережила все эмоции и чувства, которые могут быть у человека. Грустно плетемся домой.

Дом
Вот я и вернулась к своим проблемам. К своей работе, к ипотеке и недоделанному ремонту. В родительском доме накрыт постный стол. Я даже и забыла, что идет Петров пост… Есть не хочется. Спать не хочется. Ничего не хочется. Через несколько часов – на работу.
***
- Спасибо вам, - говорю я директору. – Вы отпустили меня в Севастополь и подарили мне самые лучшие дни. Вы должны знать, что вы помогли одному человеку переосмыслить всю свою жизнь. Приобрести самое важное...
Он довольно улыбается, заигрывающе щурясь. Мне кажется, он меня не понимает.
***
- Как отдохнула? – вахтерша, которую я недолюбливаю, опять начала лезть в мою личную жизнь.
- Отлично, - с улыбкой говорю я.
- Где была-то хоть?
- В Севастополе.
И она неожиданно поет:
- Легендарный Севастополь…
Мне хочется ее обнять.
***
После любого форума/слета/съезда я приезжаю обычно с мыслью, что хочу перевернуть мир. В этот раз приехала с мыслью о том, что надо переворачивать себя.
***
- Поумерь свою агрессию, - сказал мне вчера директор. Я вчера на планерке ругалась с руководством из-за того, что меня не отпускают в Екатеринбург на выставку. Вот вам и Женя-позитив.
***
Я крашу батареи в своей квартире и пою «Легендарный Севастополь». Ремонт в моей квартире ужасен… Зато «своими руками».
***
Ненене, никакого фанатизма.
***
Тут бы надо сказать спасибо всем тем людям, благодаря которым состоялось это мероприятие, но я это уже сказала лично. Судьба-шутница, она нас снова сведёт где-нибудь.
Пожалуй, всё.
Tags: ЗАТО, Росатом, Севастополь, молодежь, путешествия, слет
Subscribe

  • американский плов

    Продолжаю делиться очередными своими незамысловатыми кулинарными открытиями из подручных продуктов. В шкафчике завалялся рис, в саду поспели…

  • простая запеканка для лентяев

    Продолжаю постить о своих кулинарных открытиях полухолостячки. Надеюсь, меня скоро отпустит (а ведь меня предупреждали, что если начну постить еду,…

  • быстрый жюльен по-холостяцки

    Вот неожиданно, да, но у меня есть маленькая мечтушка — собрать в лесу грибов и приготовить качественный жюльен в горшочках в духовке. Но пока не…

promo jennifer_hot october 23, 2020 07:12 17
Buy for 50 tokens
Потому что у меня его нетути, ахаха. На самом деле всё проще. Как-то раз одна моя замечательная коллега дала совет: «Женя, а ты можешь писать в своём дневнике всегда всё хорошее? Хорошие события, классные впечатления? Вести так называемый дневник счастья». Я подумала такая и решила: могу. Могу,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

  • американский плов

    Продолжаю делиться очередными своими незамысловатыми кулинарными открытиями из подручных продуктов. В шкафчике завалялся рис, в саду поспели…

  • простая запеканка для лентяев

    Продолжаю постить о своих кулинарных открытиях полухолостячки. Надеюсь, меня скоро отпустит (а ведь меня предупреждали, что если начну постить еду,…

  • быстрый жюльен по-холостяцки

    Вот неожиданно, да, но у меня есть маленькая мечтушка — собрать в лесу грибов и приготовить качественный жюльен в горшочках в духовке. Но пока не…