Categories:

про Воробьи, памятник другу-туристу и потерянный диктофон

В 12 км от Пальников есть местечко, которое раньше называлось деревней Воробьи. Её не стало в 80-х годах прошлого века, и теперь это сплошное поле, ну и излюбленное охотниками место. Я там была однажды, и написала про это вот здесь.

История Воробьёв стандартна и печальна. Очень подробно её описал в январском номере 2016 года газеты «Нейва» уроженец деревни Вениамин Григорьевич Гаренских. Её пока нет в сетях, поэтому приведу цитатами.

«Местность, где когда-то стояла деревня Воробьи, была освоена русскими во второй половине XVII века, когда сюда пришли раскольники-староверы. Об этом свидетельствуют найденные давние захоронения и рассказы стариков. Легенда гласит, что казак по имени Воробей на пересечении реки Шишим с дорогой между Невьянском и селом Трёка основал постоялый двор. Это место было удобным промежуточным пунктом: от Воробьёв до ближайших в обе стороны населенных пунктов (Верхнего Тагила и села Трёка) расстояние около 25 верст – примерная норма безостановочного перехода лошади с грузом. Бурно развивавшаяся железоделательная промышленность требовала все больше древесного угля, и Воробьи, стоявшие в окружении уральских лесов, стали базой для организации производства. Технология, на первый взгляд, простая: весной срубали лес, разделывали на долготье (около двух метров), просушивали летом, осенью складывали в кучонки, плотно обкладывали дерном и поджигали, прогоревшие кучонки разбирали, уголь охлаждали, не давая ему превратиться в золу. Так что выжигание угля требовало огромного труда, большого умения, даже таланта, ведь не было никаких приборов - только чутье и опыт. Деревня жила размеренно, по заведенному распорядку, мало общаясь с внешним миром, не очень много зная о происходящих событиях.  

Фото В. Гаренских (из газеты "Нейва")
Фото В. Гаренских (из газеты "Нейва")

Колхоз «Красный Урал» в Воробьях начал создаваться в 1933 году. В предвоенные годы колхоз «Красный Урал» имел 132 га пахотной земли. Выращивали рожь, овес, ячмень, пшеницу (гороха - меньше), картофель, капусту, свеклу, морковь, турнепс, лук и немного огурцов. Обширные пастбища и сенокосные угодья позволяли успешно заниматься животноводством. Было 40-50 коров, овец до трех сотен, 2- 3 сотни кур, несколько десятков кроликов. Даже свиноферма была – десяток свиноматок. В 1946-48 гг. началось оживление Воробьев. В эти годы были построены новый мост через Шишим, новый конный двор и электростанция. Как и в войну, львиная доля продукции колхоза уходила государству, на селе оставались крохи, и жизнь людей была тяжелой. Выручало личное хозяйство. Женщины помоложе бегали в Верх-Нейвинский (20 км туда, 20 – обратно), чтобы продать несколько литров молока, пучки зеленого лука, а иногда и ведро картошки. Строящийся город притягивал, и многие воробьевцы начали сюда перебираться. Кое-кто поехал на строительство Верхнетагильской ГРЭС. Молодые ребята, отслужив в армии, не возвращались в деревню. Оседали в Билимбае или Верхнем Тагиле. Одним словом, деревня обезлюдевала и хирела. В 1954 году решался вопрос о выделении земель для расширения подсобного хозяйства машзавода (теперь УЭХК). Нацеливались на земли в Еланях, Пальниках. Починок попал в поле зрения. Воробьи позднее вошли в совхоз «Уральский». Это давало людям надежду: новый «хозяин» не бедный, работали за деньги, не за трудодни. Кое-что улучшилось в социальной сфере: практически заново создали электрохозяйство, в избе-читальне сделали кинобудку, существенно улучшилось снабжение товарами. Дома снесли, а землю - перепахали В моё время в деревне оставалось чуть больше 50 домов. А также школа, изба-читальня, магазин. Школа, разумеется, была начальная, четырехклассная. Под избу-читальню была переоборудована старая часовня. Она принадлежала церковному приходу Верхнего Тагила и работала в основном зимой, по вечерам. Молодежь листала газеты и журналы. Если было много народу, гармонист и настроение, устраивали танцы - кадриль. Иногда выступала самодеятельность, чаще школьная. Поздней осенью здесь проводили колхозные собрания. В центре деревни стоял высокий столб, на котором висел колокол. Внизу на столбе был подвешен кусок рельса, в который били, чтобы созвать людей на работу. Но Воробьям не повезло: их угодья начали использовать однобоко – для выращивания многолетних трав на корм скоту. А это - сезонная работа для небольшого числа механизаторов. Все это привело к практической ликвидации деревни в 1969 году. В 1979 году в Воробьях еще было изрядно домов, разграбленных, полуразрушенных. Бывшие огороды заросли бурьяном в человеческий рост. В 1981 году остатки строений снесли бульдозерами, а землю перепахали в поле. В конце 80-х усилиями УЭХК от Пальников до Воробьев была сделана щебеночная дорога. Поговаривали, что на месте моей родной деревни будут что-то строить, место это собирались осваивать заново. Однако ничего такого не случилось…»  

Только старое заросшее кладбище теперь говорит о том, что здесь когда-то процветала жизнь. 

На этом кладбище ярко выделяется загадочная стела из гранита: на ней нет цифр, только символы и лозунг «Не останавливайся!».  К кому это обращение?  

Как выяснилось, это памятник известному новоуральскому туристу Михаилу Чернякину. Почему Михаил решил упокоить свою душу именно здесь, я узнала от его друзей, напросившись с ними в поездку.

Михаил Чернякин, заслуженный путешественник России и краевед, многое сделавший для развития в Новоуральске спортивного и массового туризма, ушёл из жизни в 2008 году. В сентябре 2009 года урна с его прахом была захоронена рядом с кладбищем, где покоятся жители некогда процветающей деревни. Что интересно, турист сам давно задумал, где будет находиться его прах и даже нарисовал эскиз будущего памятника. Правда, он несколько раз менялся.  

Михаил Чернякин (фото из книги "Здесь другой календарь")
Михаил Чернякин (фото из книги "Здесь другой календарь")

В день рождения Михаила Чернякина, 3 сентября, его друзья отправились в Воробьи, чтобы помянуть товарища. В этом году ему бы исполнилось 75 лет.  

Сергей Козловский, один из его близких друзей, рассказал, что за 7-8 лет до смерти, когда они пошли за черемшой к Казачьему Шишиму, Михаил вдруг заявил: «Вот здесь меня похороните, когда меня не станет», а перед самой смертью, когда был уже совсем плох, вручил ему лист бумаги, где от руки было написано неофициальное завещание и чертёж стелы.

После смерти друга Сергей Козловский, Анатолий Койра, Павел Исаков, Игорь Пшенников и Александр Тиханов, как только появилась возможность, поехали собирать памятник. Была зима.

Михаил в лесу выбрал несколько деталей, которые друзьям-туристам предстояло найти: это остатки различных стел, пирамид, блоков. За основу он избрал мощную гранитную плиту, стоявшую на границе Строгановских дач, на дороге к деревне Трёка. Команда нашла эту деталь, но сдвинуть с места не могла, всё усложняла зима. Основание примёрзло к земле так, что не помогала даже специальная техника. Зато помогла туристская смекалка: мужчины откололи деталь от земли с помощью созданного тарана из бревна и растянутой между деревьями верёвки. 

Январь 2009 года. Фото Павла Исакова.
Январь 2009 года. Фото Павла Исакова.
И. Пшенников, А. Тиханов и С. Козловский (2009 год), фото Павла Исакова.
И. Пшенников, А. Тиханов и С. Козловский (2009 год), фото Павла Исакова.

Сверху этой стелы планировалось поставить четырёхгранную пирамиду, но кода туристы её нашли, поняли, что проделают двойную работу, если отвезут её в город и привезут обратно, поэтому заказали на заводе деталь из красного гранита.  

Закончили работу над памятником туристы ко дню рождения друга: 5 сентября 2009 года они захоронили урну. На памятнике изображена аббревиатура «МВЧ», роза ветров и девиз туриста «Don’t Stop!». Памятник совсем не похож на могилу: на нём нет никаких данных и дат, и многие путешественники, которые посещают урочище Воробьи, считают этот столб напоминаем о умершей деревне.  

Рядом со стелой высажены небольшие дубки, которые привёз через несколько лет после установки памятника Александр Тиханов.

Как вспоминает Павел Исаков, однажды у реки он встретил компанию: друзья женщины, которая раньше жила в Воробьях, а затем переехала в Первоуральск, привезли её на родину, чтобы отпраздновать юбилей. Она расчувствовалась, и прочитав надпись на памятнике «Don’t Stop!» («Не останавливайся!»), восприняла её как «Память о деревне не останавливается».   

Во второй раз поездка в Воробьи стала для меня открытием и даже творческим прорывом: мне удалось написать неплохой материал в «Нейву», который, надеюсь, войдёт в какую-нибудь историю, и который будет кто-то находить и читать. Всегда хотела сотворить что-то подобное.

Эту поездку скрасил и снова с нами присутствующий Вениамин Григорьевич Гаренских. 

И краевед Элла Подгорнова.

Успели и поискать клады,

И помянуть друга,

И прогуляться по исчезнувшей деревне...

Кстати, впервые пост в ЖЖ написан по мотивам моей статьи. Обычно сначала я пишу пост на эмоциях, а потом уже делаю материал в СМИ более официальным языком.

За это всё я поплатилась смешной закадровой историей с потерей диктофона в полях. Тогда она, конечно, была не так смешна, как сейчас, но когда я её рассказывала коллегам, они ухахатывались над тем, как я чудю и тем, как меня, пьяненькую, истерящую и страдающую от возможной потери карьеры, запихивали в машину силой.

Поэтому я выражаю всем присутствующим в этой поездке большую благодарность за понимание и за помощь в поисках очень важной для меня вещицы! Потому что только благодаря тому, что диктофон всё же нашёлся (на что я уж и не надеялась), вышел и ещё не раз выйдет хороший материал. Павлу Анатольевичу отдельный респект, ведь это он отыскал мою прелесть в кустиках!

А теперь — видео, которое у меня получилось очень плохим и длинным. Но мне надо было сохранить эту историю. В ней Павел Анатольевич рассказывает о памятнике, а Вениамин Григорьевич Гаренских — о своей малой родине.

promo jennifer_hot октябрь 23, 07:12 17
Buy for 50 tokens
Потому что у меня его нетути, ахаха. На самом деле всё проще. Как-то раз одна моя замечательная коллега дала совет: «Женя, а ты можешь писать в своём дневнике всегда всё хорошее? Хорошие события, классные впечатления? Вести так называемый дневник счастья». Я подумала такая и решила: могу. Могу,…

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.