jennifer_hot

Categories:

самый стрёмный поход в моей жизни

А напишу-ка я злую правду.

Вчера опять были на скалах Семь Братьев. И как же я несчастлива, что туда сходила. Мои эмоции не проходят, тревога в душе, нервный стук сердца, отголоски кошмарных снов после этого всего... Сложное, тяжёлое чувство от собственной слабости.

Нет, всё начиналось хорошо, мороз и солнце, много энергии, ничего не болит, мы встречаемся с коллегой Аней на вокзале, нивовод Семёнов улыбчив, я шутлива.

Потом мы догнали невьянскую команду, идём, щебечем, лес прекрасен, я прыгуча.

Довольно холодно, волосы покрываются инеем. Греемся.

До скал добираемся бодрым шагом, там шумно и весело. Встречаются знакомые лица, улыбаются, приветствуют. Мне классно.

Дали значки. Лезем на скалы. Там собирается весёлая компания. 

Спустя несколько минут, может, десять, после лазаний вдруг резко ко мне подкатывает боль. В глазах темнеет, голова кружится, подташнивает, ноги подкашиваются. 

Мне знакома эта боль, но я не взяла с собой своих таблеток. Я знала, что такое может быть, но какого хрена я не взяла с собой лекарства?! Меня уже настигало такое в походе, и я помню, что пыталась в голову себе забить: в рюкзаке всегда должна быть твоя таблеточка!

Примыкаю к нашей компании, вначале не ною, стою, терплю, но с людьми начинает разговаривать не я, а моя болезнь. 

Многим нахамила и надерзила, стыдновато. Но и сама выслушала, какая я слабенькая, что мне надо к врачу, какая я зелёненькая вся и зачем же я пришла в поход. Отвечала людям то, что они заслуживали. 

Невьянские друзья дали мне таблетку. Не мою. И поэтому она мне не помогла. Туристы подливали водки, не сильно, чтобы не сделать хуже.

Был среди нас и очень пьяный турист, который всех раздражал. Но сил не было с ним говорить вообще. В общем, сидела я то в сугробчиках, то под деревцем, может, мне и сочувствовали, но никто не гладил и не обнимал. Ужасно. Это ужасно.

И все меня как назло фоткали такую вот примерно. Очень приятно смотреть на это фото и вспоминать боль. Бесчувственные суки.

Несколько часов я ждала, когда меня отпустит. Аня замёрзла и ушла домой. Невьянские друзья тоже.

В таком настроении наблюдая за компанией, в которой нахожусь, поняла, что это и правда не моя компания. Я доверяю в ней только одному человеку, но и он не всегда меня радовал, порой даже разочаровывал. Чёрт знает что творилось в моей голове.

Да и я не знаю, как себя бы вела, если бы в нашей компании бы объявился кто-то больной. На таких людей не особо хочется обращать внимания и кажется, что оно им не нужно.

Я не знаю, нужно мне было внимание или нет, я едва выдавливала из себя улыбку, желалось, но не моглось поддерживать разговоры. Не хотелось чувствовать себя каким-то напрягом и обузой. Но в то же время жутко раздражали меня вопросы типа: «что, хреново тебе?». Нет, блин, я просто так прилегла в снежок. 

А не думаешь ли ты обратиться к врачу? Ага. Уже.

Мечталось оказаться дома. Резко. Но боль была такой сильной, что вряд ли бы я добралась до дома. И к этой боли прибавились и другие не очень хорошие чувства. Мне казалось, что всё плохо. И люди вокруг очень плохо себя ведут. Злые и бесчувственные, они говорили, когда я вновь прикладывалась к снегу: 

— Дебильная, чего опять на снег улеглась?

Было обидно.

Потом мы пошли домой и догнали одного нашего пьяного участника. Он лежал в сугробе и не желал вставать. Подняли. 

Темнело. Мне всё больше и больше не нравилось идти в этой компании, несмотря на то, что наши разговоры начали обретать положительный подтекст и мне становилось легче с каждым шагом. 

У развилки встретили пьющую компанию молодых туристов с детьми. Пообщались, они угостили нас каким-то напитком. Обсудив, у кого какие красивые глаза и опять сделав фото, мы двинули дальше.

А дальше что было, лучше и не рассказывать. Но я расскажу, это ж самый стрёмный поход!

Дальше мы всё время подбирали из сугробов пьяного туриста. А потом я фотографировала луну и отморозила палец. Он болит у меня до сих пор.

 Двое из наших начали крайне громко и занудно спорить про звёзды и планеты, пока самый ответственный волочит на себе где-то в лесу пьяного туриста, а у меня снова прихватило живот. 

Потом споры прекратились, боль отпустила, ответственный и пьяный туристы появились на горизонте, мы двинули в сторону автобусной остановки. Время — восьмой час, скоро уйдёт последний автобус. Мы ждём отстающих.

Затем я пошла к отстающим сама, чтобы помочь им. Добежала до них, вместе мы поняли, что надо отправлять тех, кто ждёт нас, на автобус. Позвонили, сказали, чтоб шли без нас. Потащили пьяного туриста вместе. 

По дороге нас догнали ребята, с которыми мы встретились по пути. Девушки с детьми бодро пробежали мимо нас, а мужики вот заставили поволноваться. Потому что оба тоже еле волокли ноги.

Матюкаясь, они плелись за нами, и по моей щеке уже готовилась скатиться слеза.

Радовало то, что я помогаю самому надёжному из нас. Он ни разу не поддел меня в походе, когда мне было плохо.

Затем картинка вырисовывалась ещё страшнее. Мне отдали в руки одного пьяного туриста и занялись другим пьяным туристом, который пошёл куда-то не туда. Третий пьяный турист, к счастью, шёл самостоятельно. Первый пьяный турист начинал меня клеить и звать к себе домой. Я вежливо сказала ему, что наши отношения подошли к концу.

Когда мы довели всех пьяных туристов до остановки, встретили там всех остальных. Видимо, мы успели к последнему автобусу. 

— Зачем вы оставили нам своего Жеку? — спросила я у девчонок. И потом выяснилось, что Жека вовсе не их, они с этими парнями познакомились только сегодня, в этом походе. Чудесно. Похоже, нам самим придётся с ними разбираться.

Последний автобус подъехал, не сразу распахнул свои двери, мы немного помёрзли. Затем не слишком пьяные  туристы залезли в автобус, я попыталась погрузить туда первого пьяного туриста. Удалось. Под моими чарами он был покорен.

Но вот второй пьяный турист улёгся рядом с урной на остановке и не желал вставать. Третий пьяный турист не мог его поднять, поэтому срывался на мат и крики. Я опять расстроилась, и вместе с ответственным туристом мы стали подбирать пьяных туристов, брать их за руки и тащить в автобус.

Как только мы залезли в транспорт, стало настолько шумно, что я начала переживать за то, что водитель нас всех выгонит обратно на холодную остановку.

Тихонько села и молча всех оглядывала, тревожно думая: «Что за день?».

В итоге Жека отделился от всех и вышел не на своей остановке, его друг его не остановил, я начала было возмущаться, что сейчас парень опять пропадёт и затеряется, но меня успокоили. Я как открыла рот, так его и закрыла. 

Начало подступать чувство какого-то облегчения, мы подъехали к вокзалу, со всеми попрощались, рассевшись в свои автобусы. 

И уже здесь я порадовалась, что этот день закончился. 

Дома приняла ванну, позвонила маме, сообщив о том, что я жива, и быстрее спать, чтобы завтра на работе быть свежей и бодрой.  

На работе Аня целый рассказывает, как нелегко ей дался этот поход, а я ей поведала про пьяных туристов. Посочувствовала. Она мне начала сочувствовать ещё вчера, уходя из похода и намахивая рукой мне, сидящей в сугробе и мечтающей либо поскорее помереть, либо уснуть и проснуться уже дома.

А я вспоминаю день вчерашний, и очень, очень тоскливо мне.

Кто создал этот мир вокруг меня. Кто создал меня, такую?

Боль. Грусть.

promo jennifer_hot october 23, 07:12 15
Buy for 50 tokens
Потому что у меня его нетути, ахаха. На самом деле всё проще. Как-то раз одна моя замечательная коллега дала совет: «Женя, а ты можешь писать в своём дневнике всегда всё хорошее? Хорошие события, классные впечатления? Вести так называемый дневник счастья». Я подумала такая и решила: могу. Могу,…

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.