jennifer_hot

Categories:

я и урановые хвосты

А теперь я напишу на серьёзную тему.

О том, как меня заколебали эти хайпы на атомности нашего города. Как меня достали странные разговоры о пунктах захоронения радиоактивных отходов, как надоело читать о том, что к нам едет очередная партия урановых хвостов. Тут даже моя спокойная ранее на эту тему мама-пенсионерка начала напрягаться и намекать: «Дети, а вы не думали о том, что нам надо бы переехать из этого города?».

Что происходит?

Я начала разбираться. Если насчёт ПЗРО мне стало как-то ясно: ну, лежат тут отходы от комбината, ну, не только от комбината. Фиг с ними, скоро наш пункт закроют, откроют новый, но уже не здесь, и повезут отходы уже туда. Я смирилась, что в этом наша судьба, зато у нас замечательное атомное производство, где даже самый бедный уран мы можем обогатить.

Тут тоже вон что. Везут к нам из Европы обеднённый гексафторид урана (ОГФУ). Его и раньше возили, а теперь везут под громкие крики различных СМИ. Фотки везде разлетаются — люди поодиночке протестуют. А невидимые интертнетные френды им аплодируют, раздаривая лайки.

Осталось только под поезд с этими хвостами начать бросаться.

И я не критикую этих людей вовсе, я их прекрасно понимаю: они видят опасность и хотят как-то на ней если не хайпануть, то сделать вид, что поддерживают новоуральцев, которые, безусловно, не рады такому исходу событий. И я понимаю, почему они выходят поодиночке. Не каждый захочет светиться и геройствовать, как, например, Виктор Казаков и его товарищи. За это можно отхватить. Неважно от кого. Просто можно.

Виктор Казаков и его товарищи недавно выиграли суд по делам о их одиночных акциях и фотосессиях с плакатами. Никакого штрафа им как нарушителям порядка не будет. 

С Виктором Казаковым я, кстати, недавно познакомилась. Раньше была просто читателем его блога, теперь увидела вживую, послушала его мысли, полным неадекватом я его не считаю. У него своя позиция, верная для него. Не могу осуждать, хотя раньше осуждала.

Фото взято из блога Виктора https://novikvsluh.blogspot.com/
Фото взято из блога Виктора https://novikvsluh.blogspot.com/

Я тут осмелилась и пришла на неформальную встречу за чашечкой кофе с Андреем Ожаровским, физиком-ядерщиком, в начале декабря. Об этой встрече я как раз узнала из блога Виктора. Были я, мои знакомые, а также группа людей старшего поколения. Три с половиной часа мы слушали нашего оратора, у меня даже села батарея в фотике, на который я снимала видео. Мне было интересно, хотя я не всё понимала. Но я записывала видео и знала, что когда выложу его, найдутся те, кто посмотрит и что-то откомментирует по делу. 

Нас проверили полицейские в тот день. Почувствовала себя тогда, помню, настоящей блогершей. И заодно поняла, что вовсе не полный бред пишет у себя Виктор Казаков, на них и правда катают жалобы, и не первый раз пытаются докопаться полицейские. Записали мою фамилию и имя. Я забеспокоилась, что может как-то отразиться на моей только что начавшейся карьере. И если всё же отразится, то очень сильно разочаруюсь в людях. Разочарованная Женя — это агрессивный воин, которого лучше не активировать, конечно.

Я выложила видео, написала предисловие немного не такое, какое бы хотелось, откомментировала в блоге у Виктора что-то типа «классная была встреча, спасибо»... и мне пока ласково сказали (не спрашивайте, кто): не надо больше так. Злилась. Злилась очень сильно. Мне казалось, что у меня отобрали какую-то мою свободу слова. Кто-то даже сказал что-то вроде «Ты Навального что ли поддерживаешь?». 

Я столкнулась с настоящим предательством. Казалось бы, зачем трогать человека, который с тобой не воевал? Но меня тронули, и это неприятно. 

Всё из-за сраной хайповой темы. Упёрлась она мне!

И тогда я поняла, что я ушла куда-то не туда. Просто шагнула в невидимую для меня какашку. Причём я не знаю, кто её сделал: те, кто говорят «не делай так больше» или оппозиция тех, кто говорит «не делай так больше». Но всякую какашку можно отмыть. Это неприятно, но это делается всеми и всегда. Ежедневно мы смываем с себя какашки. В общем, я махнула рукой и выдохнула.

Все эти темы с путиными-навальными — это вообще не про меня, я просто любопытствовала, и, похоже перелюбопытствовала. 

В общем, не будет никакого видео и текста про встречу с Ожаровским. Может, и к лучшему это всё, я ещё молода, мне здесь жить и работать. Усмирилась, в общем. Везде политика, фу-фу-фу. Не лезу.

Зато все остальные читатели моего ЖЖ и вообще читатели того, что я делаю, начали задавать странные вопросы: «А не продалась ли ты Росатому? Сколько печенек ты у них сожрала и вкусный ли был кофе? Или ты спишь там с кем?».

Ох, да, следуя многим слухам, я просто не могу спать с кем-то из Росатома. Потому что, говорят... там это, того. Время всегда одно и то же показывает.  

Тем временем «Росатом», но почему-то намного позже всей шумихи, рассказывал общественникам о том, что ОГФУ — это ценное сырьё. Общественники, к слову, — это не просто кто-то с улицы типа моей паникующей мамы и мало знающего об изотопах урана папы, а представители различных организаций, СМИ, блогеры. Те, кто вроде шарит в теме, но не совсем. Те, кто в теме всё же шарит, растолковывали остальным то, что не надо идти на поводу у желтушных слухов. Однако, коммерческая тайна осталась тайной: не рассказали нам о некоторых условиях договора с зарубежными заказчиками, чьё ценное сырьё мы принимаем.

Затем, 10 декабря, нам устроили пресс-тур по УЭХК, и я была дико счастлива, что после истории с моим визитом к «оппозиционерам», меня подпустят к центрифугам.

Нас было очень много на пресс-туре: областные СМИ, блогер и физик-ядерщик Дмитрий Горчаков, все городские газеты и телевизионщики... как давно меня не было среди них. У нас отобрали все гаджеты, даже фитнес-браслет пришлось сложить в ящичек. Зато сделать некоторые кадры было можно.

Я сразу знала, что нам скажут про ценное сырьё. Что все эти залежи на открытых площадках — нормальная практика не только у нас, но и зарубежом. 

Так и было. Генеральный директор комбината лично провёл нам экскурсию, а мы толпой, наступая друг другу на ноги и ловя классный кадр, следовали за ним и внимательно слушали.

Ёмкости, в которых хранится ОГФУ, представляют собой толстостенные контейнеры с запасом прочности, обеспечивающим устойчивость к механическому и температурному воздействию. Установленная научными исследованиями продолжительность использования контейнеров — 80 лет. Ёмкости регулярно осматривают: летом — 2 раза в месяц, а при температуре воздуха от -20 до +20oС — 1 раз в месяц. Генеральный директор предприятия пояснил, что за всю историю деятельности УЭХК случаев разгерметизации контейнеров, не было, и нас утешили, что в случае разгерметизации контейнеров, нормативы допустимого загрязнения воздуха не превысятся. 

Нам показали, где моют и сушат эти контейнеры.

Центр обслуживания транспортных упаковочных контейнеров запущен на комбинате в 2016 году и создан для обеспечения заказчикам (в том числе и иностранным) полного комплекта услуг, связанных с транспортировкой, включая заполнение ёмкости готовым урановым продуктом.

А это центрифуги в цехе разделительного производства.

Именно здесь обогащают сырьё (ГФУ и ОГФУ) по изотопу урана 235. Оборудование цеха работает круглосуточно в непрерывном режиме.

И в завершение генеральный директор сказал, что обеднённый гексафторид урана может быть очень полезен в будущем.

Вот такие у нас были дела. И то ли ещё будет.

Без вискаря не разобраться, конечно. 

*Алкоголь не выводит радионуклиды!

promo jennifer_hot october 23, 2020 07:12 17
Buy for 50 tokens
Потому что у меня его нетути, ахаха. На самом деле всё проще. Как-то раз одна моя замечательная коллега дала совет: «Женя, а ты можешь писать в своём дневнике всегда всё хорошее? Хорошие события, классные впечатления? Вести так называемый дневник счастья». Я подумала такая и решила: могу. Могу,…

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.