jennifer_hot

Categories:

мои "100 путей" или как я стала своей туристкой

Когда от руководителя одного турклуба я услышала фразу «Женя — наш человек!», я не поверила своим ушам. Шта? Это про меня? Я же этой фразы очень долго ждала, я уже даже перестала верить в то, что кто-то из туристов скажет это! Я ж хотела ограбить все спортивные, рыбацкие и туристские магазины, чтобы у меня было всё снаряжение для походов, чтобы выглядеть как туристка хотя бы, но пока не успела. И тут вот же — «Женя теперь наша!». 

Правда, я ждала похвал от новоуральских туристов. Но дождёшься от них, похоже! Только веткой по лицу могут зарядить, а потом ещё и возмутиться, что я неправильно по лесу хожу. Ну да ладно, может, когда-нибудь в сладком сне я и заслужу респектуху от наших, а пока расскажу о своих новых приключениях и о том, что мне предстояло пройти, чтобы стать своей. 

В общем, Оля, тот самый прекрасный и лучезарный человечек на матизе, с которой я провела шикарные выходные в Усьве, позвала нас с Лерой в новый поход. На этот раз нам предстояло побродить по заброшенной церквушке и залезть в пещеру. Что? Выспаться в в субботу? Нет уж, лучше поехать в Екатеринбург, чтобы встретиться с новой походной командой.

Компания оказалась для меня очень интересной, хотелось общаться с каждым персонажем: кроме уже полюбившихся мне Оли и Леры, с нами поехали инструктор турклуба Ильдар, крутой видеограф Захар (некоторые его фотографии, сразу заметные, потому что обработаны, я вставила в этот пост), приятель Леры Толя и милая девушка Таня. 

Село Смолинское (Смолино), что на берегу реки Исеть, — это любимое место отдыха Оли. Сюда она ездит, чтобы побыть наедине со своими мыслями, расслабиться. Ей очень нравится здешний храм пророка Илии, разрушенный, но живой. О том, что он жив, свидетельствуют таблички и объявления. 

Мы осторожно пошли внутрь храма.

Убранство, иконы, потухшие свечи... Похоже, здесь и правда проходят службы: и в дожди, и в морозы... Верующие наши походники приложились к иконам и немного помолились.

Об этой церкви пишут, что заложена она была в 1823 году, в 40-х годах XX века была закрыта. С 2001 года считается памятником архитектуры областного значения, однако восстановить храм почему-то никак не могут. Похоже, не считают целесообразным, как это бывает в подобных случаях.

Побродив в храме и вокруг, мы пошли прогуляться по селу. И уже по сложившейся традиции за нами увязался пёс. И не один.

Рядом с памятником погибшим в Великой Отечественной войне обнаружили ещё одну заброшку — старый купеческий дом.

Осталось от этого дома только стены и печь. 

Наползавшись по разрухам, мы направились в сторону реки Исеть. Там есть ещё одна скалка под названием Чёртов палец. Уже третий из мною увиденных чёртовых пальцев.

Гулять по Смолинскому — настоящее туристическое удовольствие. То, что кажется глухим и замершим, на самом деле живёт и дышит. Едва слышно.

Даже река не хочет замерзать, ей нужно движение, она хочет показать нам, что жива и ещё ого-го!

Немного о селе. Смолинское находится в 17 км от Каменска-Уральского, и население тут всего 20 человек. История появления села берёт начало от 1734 года.

Моста через Исеть нет, поэтому мы решаемся пройти её. Никто не провалился под лёд и не потонул, ура. Хотя и были такие предположения...

А вот и Чёртов палец! На самом деле эта скалка называется Смолинский камень или Каменный столб. Просто, видимо, у туристов-походников все скальные отщепенцы называются Чёртовыми пальцами, никакой фантазии у людей нет. Я бы назвала эту скалу «кусок говядины» или «целующиеся какашки» или ещё как-нибудь...

Конечно же, мы на него дружно взбираемся!

Напоследок фотографируем виды...

И направляемся на восток от села, в Смолинскую пещеру. 

Для этого с нами и был в команде Ильдар — парень, который всё детство провёл в спелеологическом лагере и знает о пещерах всё. Более того, он опытный турист, в его голове множество историй и легенд, которыми может непрерывно делиться. Напомнил мне нашего барсука чем-то (и тоже в очках), только в разы моложе. Чуть позже, когда мы с Ильдаром разговоримся, я ему скажу, что он похож на одного барсука. Ильдар поинтересуется, что это за перец турист такой, и я ему назову имя и фамилию. «Кажется, я где-то о нём слышал», — скажет Ильдар, и маленький огонёк гордости за наших затеплится в моей душонке. 

В общем, Ильдар помогал нам проходить пещеру и заодно рассказал о её гротах и ходах. Но перед этим мы переоделись, надели униформу и каски (которые очень нас спасали).

Это наша команда. Фото Захара Рожкова.
Это наша команда. Фото Захара Рожкова.
Я очень сильно замёрзла: в резиновых сапогах быстро окоченели ноги, а от взбирания на гору - руки. Но в пещере была плюсовая температура, и мы быстро отогрелись.
Я очень сильно замёрзла: в резиновых сапогах быстро окоченели ноги, а от взбирания на гору - руки. Но в пещере была плюсовая температура, и мы быстро отогрелись.

По преданию, раньше в Смолинской пещере располагался мужской скит, который потом разогнали. Но Ильдар рассказал, что здесь прятались и молились во времена гонений на церковь верующие села. 

Многое в пещере указывало на это. Например, крест, оставшийся с тех времён.

Общая длина ходов пещеры — больше 800 м, глубина — около 30 м.

Мне было страшно, но я старалась проявлять мужество. Тут сплелись все три страха, от которых у меня дрожат коленки: я боюсь замкнутых пространств, высоты и глубины. 

Нам приходилось скользить, спотыкаться и срываться, ползать, застревать, катиться вниз, цепляться за выступы и верёвки, тянуть друг друга и поддерживать. Фоном пищали летучие мыши, заставляя обратить на себя внимание. Мы светили фонариками, пытаясь увидеть их, но мыши маскировались. Да им и маскироваться не приходилось особо — просто свисали с потолка и в темноте казались мелкими каменюками. 

Ильдар сказал, что эта пещера всего-то первой категории сложности, и если мне пройти ещё четыре таких, то заработаю какое-то звание. Какое уж, я разбираться не стала, всё равно не заработаю.

Мы прошли чистилище, рай и ад. Именно так называются известные ходы пещеры, и тут я впервые за всю историю походов просто смертельно устала. Руки дрожали, ноги тоже, и когда мы вышли из пещеры в тёмный и холодный лес, я немного обрадовалась.

Оля ловко разожгла костёр и за полчаса сварила очуменный борщ для всей компании. Умяли мы его весь и быстро. Затем умяли всё печенье и шоколад с вкусным гранатовым глинтвейном, который тоже приготовила Оля на костре.

Дорога домой была долгой, и мне казалось, что в эту субботу я дома не появлюсь. Так и случилось: домой я зашла ровно в полночь, когда наступило воскресенье. Но именно в этот утомляющий момент обратной дороги Оля сказала слова, которые я ждала с того момента, как только меня начали приучать шастать по лесам: «Ты — наш человек!». Это очень меня вдохновило, и теперь вряд ли турклуб «100 путей» от меня отделается как-то.

Я уснула, не найдя сил даже помыться в душе. Проснулась грязная, пахнущая костром, с ноющими мышцами, но счастливая.

Ну, и на десерт видео от Захара Рожкова. Талантливый паренёк здесь передал всё, что мы чувствовали.


promo jennifer_hot october 23, 07:12 15
Buy for 50 tokens
Потому что у меня его нетути, ахаха. На самом деле всё проще. Как-то раз одна моя замечательная коллега дала совет: «Женя, а ты можешь писать в своём дневнике всегда всё хорошее? Хорошие события, классные впечатления? Вести так называемый дневник счастья». Я подумала такая и решила: могу. Могу,…

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.