Jenny (jennifer_hot) wrote,
Jenny
jennifer_hot

Categories:

Куда французы прячут радиацию. Часть 1

Предыстория моей командировки во Францию, на самом деле, очень непростая, и берет корни от одной из новоуральских проблем.
Год назад наших жителей ошарашили, сказав, что у нас будут захоранивать радиоактивные отходы. Естественно, многие новоуральцы, ни в чём не разобравшись, устроили грандиозный кипиш. Им было всё равно, что у нас и раньше захоранивали отходы от УЭХК, и уже больше полувека такой процесс на территории Новоуральска идёт. Другой вопрос - каким образом, ведь никому об этом не рассказывали и уж тем более, это нигде не освещалось.
И тут появляется "НО РАО" (Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами), занимается на наших землях проектированием нового пункта захоронения радиоактивных отходов (ПЗРО), и об этом пишут все газеты и говорят телевизоры. Как же так? Раньше никто ничего об этом не слышал, а тут вон что. Непорядок, нездоровая какая-то информационная движуха пошла, - подумал народ.
На самом деле Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами предложил нашему комбинату захоранивать свою радиацию не абы как, а по современным технологиям.  Такими технологиями уже много лет, кстати говоря, пользуются за рубежом. Новоуральск стал первым городом, в котором планируется ввести в эксплуатацию новый ПЗРО. Да и радиация тут - громко сказано. Отходы третьего и четвертого класса, т.е. шламы от центрифуг, средства индивидуальной защиты (полимеры, фартуки, перчатки) и другие,относящиеся к средне и низкоактивным. Всё это не чьё-то, а наше. То есть, если говорить проще, нам предложили захоранивать своё "добро" более грамотно. Но нет же, народ раздул эту ситуацию до абсурда, и стали поговаривать, что к нам будут завозить чужую гадость со всего мира, да не просто гадость, а УРАН!

Так уж сложились обстоятельства, что по редакционному заданию именно я отправилась тогда на наш ПЗРО, познакомилась с руководством НО РАО и попросила их объяснить, что же всё-таки у нас будет. Конечно, я тогда тоже не была счастлива, и родила в своём блоге заканчивающийся на печальной ноте  пост. За что я люблю свой блог - так это за то, что тут важны мои личные мысли. В газете, естественно, только факты, а в материале про ПЗРО вообще отсебятина была бы неприемлема, поскольку всё же в таких вопросах как атомная промышленность я редчайшая дубина. В общем, я написала нормальную, грамотную статью, стараясь употреблять как можно больше понятных для среднестатистического новоуральца слов. Но толку, видимо, в этом было мало. Кто-то даже начал вякать, что я пишу заказуху. Но я привыкла к такому и уже не спрашиваю, к кому из "заказчиков" мне бежать за баснословным гонораром.
Чуть позже состоялись общественные слушания. На них меня (так уж получилось) не было, но были мои коллеги, которые поведали потом в своих статьях, что народ возмущается, ему эти телодвижения за отходы не нравятся, и они яростно советуют повезти это всё в какой-нибудь другой город. Вот уж в другом городе действительно будут рады отходам от УЭХК, прямо встретят, стол накроют, водочки нальют и спасибо скажут.
В Интернете началась сумасшедшая движуха, и один чудесный пост меня особенно порадовал. В своей статье товарищ, побывавший на слушаниях, пишет, что захоранивать собираются у нас гексафторид урана. Я не знаю, насколько я безграмотный человек в этом вопросе и чем надо было слушать, но даже мне смешно было это читать. Этот мега-акула-пера прямо просветил всех, открыл секретное! И добавил, что гексафторид-то урана будет не наш, а со всего земного шара. Страшно? Да, его статья многих заставила очковать, поскольку всё-таки неосведомлённый человек - существо ведомое и верит преимущественно интернету. Все расстроились и стали делать фырфыфыр.
Моя коллега, тоже интернет-маньяк, Мария Залесова достойно ответила на эту замечательную статью. Почитать, если интересно, можно здесь. Интернет-маньяки, они такие. За словом в карман не лезут, и славно, что хоть кто-то осмелился подобрать нужные слова, чтобы ответить на бредятину.
В общем, поняли в НО РАО, что бесполезно уже новоуральцам что-то объяснять, дерганные они какие-то, взволнованные. Но, может быть, стоит попробовать еще раз?
Людмила Константиновна Никифорова, руководитель общественной приемной госкорпорации "Росатом" в Новоуральске собрала группу журналистов и общественных деятелей и сказала:
- Увидите всё своими глазами, собирайтесь, мы едем во Францию.
За это ей, конечно, величайшее мерси, ведь то, что я удостоилась чести побывать в такой командировке, не иначе как чудом не назовёшь.
Так главный редактор Новоуральской вещательной компании Лидия Голубева, телеоператор Николай Ларионов, почетный гражданин Новоуральска, член общественной палаты НГО и ветеран УЭХК Альфред Николаевич Аршинов, Людмила Константиновна и я отправились во Францию, чтобы узнать, куда прячут свои радиоактивные отходы французские предприятия атомной промышленности и рассказать об этом другим. Поездка состоялась при поддержке НО РАО, а французское агентство по обращению с радиоактивными отходами «ANDRA» радушно нас приняло, и что очень радует, не запрещало фотографировать все объекты, снимать видео и записывать на диктофон. Никакой вам секретности. А меня ласково обзывали "оппозиционной прессой". Что может быть прекрасней...
С нами поехало еще десять томичей - это пресса, двое представителей экологического центра "Стриж", председатель комитета по атомной промышленности Томской области (кстати, единственный, кто носит такую должность в России) Николай Николаевич Дроздов, и профессор кафедры геоэкологии и геохимии Национального исследовательского Томского политехнического университета, доктор геолого-минералогических наук Леонид Петрович Рихванов. Чудеснейшие люди, честно говоря, и жаль, что я не сразу это поняла и мало с ними пообщалась. А томичей взяли потому, что скоро и им грозит лицезреть у себя, в Северске, ПЗРО.
Большая получилась предыстория, но она должна была быть, чтобы всем, кто захаживает в мой блог, стало понятно, что я в этот раз тут пишу и зачем.
Итак, как я уже упомянула выше, захоронениями радиоактивных отходов во Франции занимается национальное агентство «ANDRA». Поверхностное захоронение отходов производится в Морвилье, и первая партия РАО туда поступила в 2003 году. Установка способна вместить 650 тысяч кубометров радиоактивных отходов, и, исходя из текущих темпов их размещения, будет полностью заполнена, по прогнозам, к 2033 году. Поясню, что здесь захоранивают короткоживущие отходы (с периодом полураспада менее 31 года) и очень низкоактивные отходы (ОНАО). Сейчас в Морвилье строится пункт захоронения для долгоживущих низкоактивных отходов объемом 150 тысяч кубометров, здесь же планируется захоранивать облученные графитовые стержни, которые пока хранятся в Ля Аге (Комплексе по переработке облученного топлива). Ввод в эксплуатацию этого пункта планируется только через пять лет. И пока нет пункта централизованного захоронения высокоактивных и долгоживущих среднеактивных отходов, они хранятся на тех площадках, где были произведены.
Короткоживущие низкоактивные и среднеактивные отходы захоронены на пунктах Манш и Об. Вот именно такие РАО будут захораниваться на нашем ПЗРО. Поэтому мы и посетили первым делом ПЗРО Манш, что недалеко от Шербура.
Сотрудник пункта Мари-Пьер Жермэн попыталась рассказать нашим журналистам, инженерам и экологам о том, как функционирует ПЗРО, а мы, в свою очередь, перебивали её и всё время пытались задать первые пришедшие в голову вопросы. С одной стороны – неприлично, а с другой – надо.
DSC_0142.JPG

DSC_0162.JPG

Оказывается, пункт захоронения Манш уже давно заполнен и находится в стадии мониторинга. Он принимал отходы с 1969 года, а закрылся в 1994-м. Здесь покоится около 500 тысяч кубометров РАО.
DSC_0170.JPG
Изначально они захоранивались в обычных траншеях (наверное, это и есть абы как), а многобарьерная защита начала использоваться с 1974 года. Это облицовка из бетона и геологический слой. В 1991 году по всей площади пункта захоронения Манш было установлено временное покрытие из почвогрунта. Позже было установлено постоянное покрытие, состоящее из нескольких слоёв, в том числе и битумной геомембраны. Появилась и раздельная гравитационная система водосбора, разделяющая потоки дождевой и загрязненной воды, а также коллекторы, позволяющие определить источник утечки радиоактивности внутри пункта захоронения.
Мониторинг на пункте Манш будет длиться аж 300 лет и даже больше. Всё потому, что сначала, до 1973 года, сюда закапывали высокоактивные отходы.
И местные жители как-то не особо от этого очкуют. Этот ПЗРО нигде не прячется, и никакой секретности в нем нет, более того, был составлен огромный 150-страничный документ с общей информацией о пункте захоронения, который изначально был доступен для всех – его распечатали большим тиражом на долговечной бумаге. Сейчас каждый заинтересованный может зайти на сайт и посмотреть, какова обстановка на пункте. Все цифры и данные постоянно обновляются сотрудниками Манша.
Вот и мы спокойно расхаживали по этому с виду обычному полюшку.
DSC_0166.JPG

За полюшком идет уход - травку тут стригут. А этот кусочек на фото - не что иное, как процесс мониторинга.
DSC_0173.JPG
Сотрудники следят за тем, как растут растения (на ПЗРО Манш, кстати говоря, растет 6 видов трав, занесенных в Красную книгу, кто бы знал!), какие изменения происходят в почве, постоянно делают замеры воды.
Их, сотрудников, кстати говоря, в штате, 10 человек. У нас их будет чуть поменьше.
Профессор Леонид Петрович Рихванов с помощью своего приборчика замерил радиационный фон на ПЗРО: 6 мкР/ч при допустимом 12. На нашем могильнике та же фигня. Очковать просто нет смысла.
Чтобы не быть козлинами, которые пришли, нагло сунули свой нос, поворчали и ушли, наша делегация вручила Мари-Пьер небольшие сувениры с символикой Новоуральска и книгу про УЭХК.
DSC_0195.JPG

И написала хорошие слова в книгу отзывов. На французском!
DSC_0200.JPG

Подумайте только - КНИГА ОТЗЫВОВ на ПЗРО! То есть сюда приходят люди! И могут увидеть всё, как есть.

А вот мы все вместе, с томичами. На заднем плане (самый правый) стоит Даниэль, который сопровождал нас весь первый и второй день во Франции.
DSC_0202.JPG
Пользуясь нашим переводчиком Катериной Литвиновой, я ему потом выразила огромную благодарность, ведь он с нами, непослушными, весьма намучился. Просто очень уж хотелось поговорить с этим милым французом!

Конечно, я написала этот пост местами весьма заумно, но я очень хотела в этом процессе понять, насколько всё-таки у нас всё стрёмно. Тем не менее, одно в меня вселило оптимизм - если во Франции со всей страны отходы разных категорий свозятся в один пункт, то у нас такого не будет.
Как заверили сотрудники НО РАО, современные ПЗРО будут вмещать отходы только своих предприятий, то есть у нас скоро будет функционировать свой пункт, а в Сосновом Бору, например, он запустится лишь в начале двадцатых годов. Ввозить на территорию нашего пункта что-то извне не будут. По крайней мере пока, а из других стран запрещает закон.
И надо понимать, что всё-таки это отходы 3 и 4 класса, а не гексафторид урана, как написал один товарищ.


В следующий раз я проведу для вас экскурсию в Подземную лабораторию, где французы испытывают тоннели для хранения высокоактивных и долгоживущих среднеактивных РАО на глубине 500 метров.
Если интересно, заглядывайте ко мне в блог, читайте. И если вам кажется, что где-то я не права, спорьте. Вместе, может, и придём к истине.
Tags: Новоуральск, Франция, Шербур, командировка, работа, радиация
Subscribe

  • он*

    Накануне праздника я нацарапала коротышей про мужчин: моих, чужих, любых. Всё, что в голову мою пришло. 1. понять мужчину — дело чести пока ты…

  • кругом бренды

    всё вокруг настолько брендированно, что куда бы я ни взглянула и где бы я ни была, помечено логотипами и вызывает определённые ассоциации. На…

  • вдохновение

    Я вчера, напившись кофе сдуру перед сном, размышляла о всяких там музах. Ну, знаете, есть вот мужик рядом, который вдохновляет, муз я его зову. Он…

promo jennifer_hot october 23, 07:12 17
Buy for 50 tokens
Потому что у меня его нетути, ахаха. На самом деле всё проще. Как-то раз одна моя замечательная коллега дала совет: «Женя, а ты можешь писать в своём дневнике всегда всё хорошее? Хорошие события, классные впечатления? Вести так называемый дневник счастья». Я подумала такая и решила: могу. Могу,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments